ВИНОГРАДАРСТВО В КОЛОНИИ САРЕПТА ЦАРИЦИНСКОГО УЕЗДА (1765-1917)

Медведев В.Н.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант № 00-01, 0128-а\В).
Опубликована в научном ежегоднике «Стрежень». Выпуск №2. Под редакцией М.М. Загорулько. Волгоград, Издатель. ВолГУ 2001. СС. 375-383.

В данном очерке сделана попытка осмысления исторического, хозяйственно-культурного вклада жителей колонии Сарепта в развитие виноградарства и виноделия Южной России, изучения их опыта, традиций, приемов и способов ведения виноградарских хозяйств.
В XVIII в. территория Волгоградской области считалась многими любителями — виноградарями, учёными (П.С. Паллас, С.Г. Гмелин и др.) по своим почвенно-климатическим условиям зоной рискованного виноградарства. В 1750-1770-е гг. в Царицыне, Бекетовке, Дубовке, немецких колониях (в т.ч. у И.Е. Цыплетева, Н.А. Бекетова, Г. Персидского и др.) существовало несколько небольших любительских виноградников.

Первые попытки создания товарного виноградарства как рентабельной самостоятельной отрасли сельского хозяйства были предприняты сарептянами уже к концу XVIII — началу XIX вв.

В исторической литературе отсутствуют работы, посвященные истории развития виноградарской отрасли хозяйства Сарепты. Материалы и сведения о виноградниках Сарепты фрагментарно и частично содержатся в отечественных и зарубежных архивных документах, в дореволюционной отечественной и зарубежной литературе и периодике. Анализ доступных материалов позволил составить первое общее представление о развитии виноградарства Сарепты.

Сарептское виноградарство с самого начала складывалось из смешения опыта, традиций царицынской, астраханской, европейской (немецкой, австрийской, венгерской, французской и др.), кавказской, крымской, донской школ виноградарства.

О нижневолжском виноградарстве писали в XVIII в. С. Гмелин, А.И. Гюльденштедт, П.С. Паллас, И.И. Лепехин.

По мнению П.С. Паллас, виноград хотя и произрастал до Царицына, но для виноделия следует его разводить на юге от Царицынской линии и на Дону.

В 1769 г. И.И. Лепехин видел в Царицыне виноград, который [«однако»- здесь и далее в квадратных сносках авторская правка не вошедшая в первое издание — Виктор Медведев. 28. 11. 2010 г.] не давал хорошего вина. О виноградниках в нашей местности вспоминает [И.-П.] Фальк. И. Георги писал о вине бригадира [воинское звание] И. Цыплетева. Более северные виноградники в Дубовке, были у помещика Персидского. В 1775 г. в колонии Верхняя Кулалинка (Галка), где жили выходцы из Рейнской области, в двух садах находилось до 3000 лоз, разведенных Пейлерсом (уроженцем Мензингена), который получил в 1772 г. 200 пудов винограда, но по вкусу хуже астраханского. Вино получалось лучшего качества — «лозы не поливались»[1]. Виноград из Сарепты отправляли в Москву в бочонках с просом, [корзинах].

Со временем, после неудачных попыток, виноградарство привилось в колониях[Верх. и Ниж.] Добринка,Севастьяновка, Сосновка, Красный Яр, Верхняя Кулалинка[2].

Поселившимся в 1765 г. на р. Сарпе колонистам-миссионерам Евангелического братского общества правительство по Высочайшему указу отвело 15.821 десятину угодий. Четвёртый параграф Жалованной грамоты императрицы Екатерины II от 27 марта 1767 г. позволял перегонять вина на виноградную водку (кизлярку), делать вина на продажу приезжим, вывозить же для торговли из Сарепты не разрешалось (только для себя)[3].

Весной 1766 г. пять поселенцев под начальством старосты Д. Фика заложили виноградник, посадив 3 тыс. лоз «астраханского» винограда. Однако большая часть их не принялась. К осени 1766 г. колонисты заложили еще два виноградника «на горах» (т.е. Ергенях, близ родников) числом лоз свыше 3 тысяч[4]

В книге С.Г. Гмелина «Путешествие по России для исследования трех царств природы» (1777 г.) приведен генплан Сарепты примерно 1769 г., где один из виноградников (№50) показан северо-западнее кладбища в овраге, бывшем притоке Сарпы. Площадь его — примерно 200 сажен (10 х 20 сажен). Схематично изображенные 4 шпалеры разбиты террасами на склоне оврага, параллельно береговому срезу. Другой виноградник расположился, вероятно, по дороге на юг, на расстоянии 150 сажен от крепостной стены, ниже форверка (скотного двора) (№ 45). Площадь виноградника, вместе с садами достигала около 100 х 150 сажен[5].

Первые виноградники Сарепты принадлежали общинной диаконии (хозяйству общины), на них трудились за плату виноградари общины и наемные сезонные рабочие. Кроме того, в сборе урожая, при обрезке, посадке лоз участвовало все свободное от занятий население колонии, школьники, молодежь.

Уже в 1768-1769 гг., посетивший Сарепту академик И.И. Лепехин отмечал успехи сарептян в виноградарстве. Сарептский виноград ценился в Царицыне дороже, чем донской и астраханский.

К 1771 году община пустила в ход винокуренный завод, где кроме изготовления красных и белых вин, для нужд постоялого двора, харчевни, торговли в лавке приезжим гостям «курилась» (перегонялась) виноградная водка (кизлярка).

Летописец общины, пастор А. Глич в своей «Истории братской общины Сарепта…» (1865) писал, что в 1771-1772 гг. «…из-за жары виноградники обрезали немного».

В первые годы посадочный материал — лозы (чубуки и саженцы) сарептяне закупали в Астрахани в Садовой конторе, в селе Черепаха у помещика-виноградаря Н.А. Бекетова (генерал-губернатор Астраханской губернии в 1762-1773 гг.), у него же, в селе Отрада, у бригадира из Царицына И.Е.Цыплетева. Есть сведения о культивировании европейских, азиатских сортов в Сарепте (венгерских, швейцарских, немецких, крымских, персидских, кавказских). В качестве консультантов Сарептской дирекции, членов ВЭО (1790-е гг), Д. Фика, Г. Гассе, Я.Лореца, виноградарей М. Ничмана, К. Найтца, И.Вира и др., кроме Н.А. Бекетова, И.Е.Цыплетева, выступали П.С.Паллас, С.Г. Гмелин, И.И.Лепехин и др. Сарептяне прислушались к их мнению о перспективности развития виноградарства в крае[6].

По мнению немецкого историка Х. Шмидта, «Императрице Екатерине II импонировало, что колонисты думали о выращивании винограда…»[7].

На генплане Сарепты и земель примерно датированный 1768-1774 гг. отмечен виноградник (б/№), поделенный на четыре сектора, восточнее форверка, садовые виноградные плантации имеют вид трапеции, разделенной на восемь неравных частей[8].

Около 1772-1773 гг. четвертый виноградник был заложен на хут. Шёнбрунн фермерами -арендаторами.

В аннотации (экспликации) к генплану Сарепты 1773 под №4 к дому общины относился виноградник в овраге, у Сарпы.В отчете старосты Д. Фика астраханскому губернатору в 1773 г. указывалось, что закладка виноградников в Шенбруне только началась[9].

На генплане Сарепты 1774 г. по южной дороге [неподалёку] от ворот крепости, к форверку, на расстоянии 120-150 сажен неподалеку и выше от Сарпы, по-прежнему фиксируется виноградник и сады площадью около 70х100 сажен, разбитые на прямоугольные секторы (№36). Площадь виноградника в овраге с северной стороны крепости (№29), около 5-10х20 сажен[10]

К 1776 г. относится закладка общиной пятого виноградника в Чапурниковской балке, «… который обещал успех…», по словам А. Глича.

Обилие родников и высокое стояние подземных вод облегчали полив винограда.

Все общинные виноградники были тогда переданы общинной диаконии — отдельной хозяйственно-административной единице общины[11].

К концу XVIII в. в колонии, кроме общинных, появляются частные виноградники. Один из них принадлежал бывшему миссионеру, врачу, члену ВЭО Конраду Найтцу.

Академик П.С. Паллас, неоднократно бывавший в Сарепте, описывал виноградные плантации колонии по состоянию на 1793 год. В основном он рассматривал плантации по Сарпе. Все плантации здесь поливались, как правило, водоподъемными машинами (чигирями), вода отводилась из желобов в рвы и канавки. Они же позволяли использовать и собирать паводковые, снеговые и дождевые воды. Берега укреплялись от размыва камнем, фашинами, досками, плотинками в местах оврагов, ручьев. На верхних (Ергени) виноградниках использовали для полива водопроводы из деревянных, керамических труб от родников. Регулярный полив позволял нейтрализовать засоленность почвы. Для удобрения плантаций использовалась намытая Сарпой плодородная земля.

П.С.Паллас отмечал успехи частных виноградарей: «…особенно заслуживает внимание виноградник умершего доктора Вира, раскинутый на берегу мельничного пруда, чья вдова им еще владеет», также упоминается «…виноградник существующего аптекаря г. Мельхиора Ничмана и сады «…заслуженного друга калмыков врача Г. Зайделя. «Последний основал, изрядно потратившись, большой садовый участок на правом берегу Сарпы, выполняя эту работу, он не уставал и сейчас владеет, кроме большого обсаженного более чем тысячью стойкими лозами, виноградником…».

Виноградник Г. Зейделя был вытянут в аркады, вдоль южного склона р.Сарпы. Виноградник давал много хорошего красного и белого вина. По мнению П.С.Палласа, лучшее вино, похожее на шампанское делал «…трудолюбивый знаток» М. Нитшманн (Ничман). Он использовал прессы для получения сока, отделял ягоды от стеблей, получал до 12 ведер отборного вина [1 ведро = 12.299 л х 12 = 147,5 л]. Остатки сусла с добавлением воды использовал для получения винной кислоты и уксуса. Среди лоз преобладал белый «Венгерский» виноград. П.С.Паллас описывал и технику ухода за кустами: «Он наблюдал, что из-за мощных побегов, глубоко ушедших корнями виноградных лоз, при таком жарком климате, лоза должна обрезаться не на малое число почек, а на 10-12, даже 15 почек, потому что среди них каждый давал 2-3 сучка, которые за лето подрастали на 2-3 сажени (1 сажень = 2.13 м). После нескольких лет он велел отделить молодую, подрастающую двухлетнюю лозу от старой, которую он затем чисто подрезал почти с толщину руки» .

«Большинство любителей виноделия в здешней местности поняли, что они, чтобы иметь хороший сбор винограда, должны следовать его примеру».

П.С. Паллас упоминал новый виноградник К.Найтца «на пологом скате верхней земли справа», «где делает угол…» и еще один у источника. Число перечисленных П.Палласом частных виноградников — 4, общинных — 5-6, общее число — 9-10[12].

По сообщению Дирекции общины, старост Д. Фика, Я. Лореца, в ВЭО, в 1792 г. изобильный урожай виноградников пострадал от воробьев и других птиц. Тем не менее, урожай был хороший. С общинных плантаций получили 150 ведер вина (2765.25 литров). По мнению авторов, этот пример привел к тому, что состоятельные колонисты начали разбивать частные плантации на арендованной общиной земле. Почти 40-летний опыт виноградарства позволял приобретать опыт, и разрабатывать свою собственную традиционную сарептскую систему с учетом почвенно-климатических условий степи и полупустыни. Например, было отмечено различие в доброте вин и вкуса винограда на разных плантациях. Причиной этого считали различие лоз, т.е. клонов, а также качества почвы и различные разбивки шпалер на стороны света[13].

В 1794 г. в статье «Сарептские хозяйственные опыты …», те же авторы писали в ВЭО: «… виноградная жатва в сем году была избыточнее, нежели в прошедшем 1793 году и можно считать оной всего около 300 ведер [вина]. Из 8 хозяев, наипаче виноделием занимающихся, некоторые рачительным обрабатыванием винограда при давлении, выжимании и закваске произвели весьма хорошее вино, и один из их экономов, г-н Ничман, о способе своем обрабатывать вино подал уже почтеннейшему обществу известие, и получил от оного благосклонное одобрение»[14].

Невысокую прибыльность виноградарских хозяйств в конце XVIII в. отметил Литвинов: «Между прочими заведениями нашел здесь несколько человек имеющих сады и занимающихся разведением винограда и шелководством, но все сие требует более издержек, нежели может принести доходу по причине дороговизны работ… в поливке земли, … которая здесь ничего без сего средства не производит …»[15].

Успех виноградарей способствовал развитию винодельческой отрасли, способствовал увеличению числа плантаций не только в Сарепте, но и в соседних волостях Черноярского и Царицынского уездов у местного населения.

Необходимо отметить, что большинство сортов винограда астраханской и европейской селекции были укрывными. Встречались в Сарепте и донские сорта.

Случались периодически и утраты лоз. Например, в 1795 г. всю осень шли дожди, и плантации не заливались водой на зиму, в декабре не выпало снега, начались морозы и много кустов вымерзло, как в Царицыне, так и в Сарепте. На следующую весну виноградари были вынуждены закупать саженцы в Астрахани. И.Е. Цыплетев писал, что некоторые виноградари Сарепты лишились целых плантаций[16].

Их возрождение заняло несколько лет, многие отказались от дальнейшего товарного виноградарства. Другие начали использовать опыт донских и астраханских виноградарей, закупать неукрывные сорта народной селекции.

На генплане 1781 г. в черте крепости отмечены большое количество садов сразу выше плотины по левому берегу Сарпы, восточнее участка г. Вира, и выше по течению, на участке Ничмана (№ 19), а также на участке дома общины, дома сестер, дома вдов, дома братьев, участок № 19, 37[17]

В Сарепте, Царицыне закупали саженцы, чубуки саратовские колонисты, русские помещики, хуторяне. В свою очередь сарептяне приобретали в наиболее передовых хозяйствах новые сорта, например, итальянские, рейнские, мозельские.

Сарепта поддерживала торгово-экономические связи с саратовскими колониями, закупала и продавала лозы, вино (рейнвейн, мозельвейн, шпейнвейн, вейндеграв), виноград. Там уже в XVIII в., в некоторых колониях возделывали европейский виноград, например рейнский. Виноградарь Иоганн Пейлер из Верхней Кулалинки родом был из Менсингена (Рейн) и имел плантацию в 3 тыс. лоз. Урожай достигал 20 пудов. По мнению очевидцев, по величине грозди и по вкусу новые сорта уступали астраханскому, но из него лучше и больших объемах выдавливались соки. Полученное вино светло-коричневого цвета было «подобно французскому».

На развитие виноградарства и винодельческого направления развития хозяйства Сарепты в конце XVШ в. повлияло разрешение правительства Императора Павла I (1797 г-) вывозить на продажу по империи виноградные вина, фруктовую и виноградные водки, ликеры, наливки и настойки[18].

О нехватке сырья (винного материала) для винокурни значительной мощности винных подвалов Сарепты свидетельствует закупка дешевого винограда у донских казаков. Донские казаки поставляли виноград целыми обозами.

Практически все плантаторы имели свои давильни и винные подвалы. Инвентарь и оборудование закупались, либо изготавливались на месте (бочки, бутылки и т.д.). В конце ХVШ в. Сарепта продавала в среднем до 50 пудов винограда по цене 3-12 копеек за фунт[19].

В числе виноградарей в 1803 г. в «Ведомости о числе душ Евангелической Братской общины», упоминались Яков Борель, 1750 года рождения, хозяин плантации, и Христиан Борель, 1776 года рождения[20].

На генплане 1800 г. отмечено увеличение числа плантаций и садов выше плотины на правом, восточном берегу Сарпы[21].

Среди виноградарских хозяйств указаны участки К. Найтца (№ 27), М. Нитшманна (№ 19), д-ра Зейделя (№ 26), вдовы И.Вира (№ 4). На приведенном в книге Х. Хафы генплане Сарепты 1803 г. сады на Сарпе отмечены частично с левого берега, не показан виноградник в овраге (№ 23)[22].

Русский писатель А.Воейков, живший в Сарепте в 1813 г. отмечал заслуги Н.А. Бекетова в развитии виноградарства в крае, упоминал о том, что помещик выписывал искусных виноградарей, закупал инвентарь, лозы, бочки в Венгрии[23].

Староста Я. Лорец писал в ВЭО, что в 1803 г. урожай винограда был посредственный. Некоторые виноградники, хозяева которых после засухи 1802 г., после уборки урожая обильно поливали, принесли отличный урожай, в других, не залитых осенью, винограду уродилось мало, и некоторые лозы погибли[24].

Трудно судить о товарности виноградарской отрасли Сарепты, т.к. отсутствуют отчеты и информация об урожаях, продаже винограда и вина. Вероятно, постоянные финансовые кризисы общины не давали возможности развивать общинные плантации. Увеличение числа частных плантаций сдерживалось отсутствием капиталов, немногочисленностью пригодных участков земли с родниками, хорошей почвой. Велики были затраты на приобретение саженцев, орошение, их приходилось закупать для создания своего питомника в других городах. Дорого стоил найм сезонных рабочих. Плантации часто страдали от морозов, засухи, нашествия птиц и т.д.

Тем не менее отрасль постепенно развивалась. А. Воейков отмечал в 1813 г.: «Виноград разного рода с успехом сарептянами разводится, и вино делается вкусное…. Каждый сарептянин имеет свой собственный… виноградный садик»[25].

Высоко оценили сарептские вина из винного подвала общины на постоялом дворе в 1829 г. путешественники, учёные, профессора А. фон Гумбольдт, Г. Розе, Г. Эренберг[26].

Немецкий ученый Ф. Хаугк писал, что в 1831 г. сады и виноградники по обоим сторонам Сарпы поливали водой, подаваемой в желоба чигирями. Во время уборки урожая донские казаки привозили много подвод полных «…великолепным виноградом, который такой дешевый, что за несколько копеек получают полную корзину, и поэтому здесь общеприняты курсы лечения виноградом»[27].

К 1825-1835 — м гг. число садов и виноградников [Сарепты] увеличилось до 30-50, по Сарпе, в балках. К 1865 г. число их вновь увеличивается[28].

В 1839 г. насчитывалось — 47 садов в колонии, 6 — в Шенбруне, общей площадью 48,112 кв. сажени. К 1838 г. относится статья Нейгардта «Историко-статистические сведения о сарептской колонии», где говорится: «Кроме обыкновенных плодовых растений, прозябает с успехом виноград»[29].

А. Леопольдов [cаратовский историк и краевед], отмечает нетоварность отрасли: «Там родится и виноград, хотя и не в таком изобилии и доброте, как в Астрахани»[30].

К.М. Бэр [академик, основатель Русского географического Общества] в 1854 г. осматривал виноградники Сарепты: «…Вечером мы посетили сад г-на Глича у Сарпы…. Виноградные лозы посажены в каждом саду, однако, еще никому не удалось получить хорошие вина… Все посадки орошаются, особенно фруктовые деревья». «Виноград обрезают по способу Хехта, причем лозе дают полностью вырасти и обрезают до шести глазков. Весной виноград обильно поливают, потом еще поливают, как только замечают, что листья начинают вянуть от жары»[31].

В 1853 г. доля урожая винограда в обороте общины по сельскому хозяйству составила около 25%. «Оборот по сельскому хозяйству — 4350 рублей, винограду собрано и продано 450 пудов на 900 рублей, по 2 рубля за пуд»[32].

Через 10 лет (1863 г.) свита Великого князя, наследника престола Николая Александровича, в которой состояли К. Победоносцев, И. Бабст и др., посетила виноградник Г. Лангерфельда. На торжественном обеде в честь Великого князя подавали помимо привозных, местное вино: рейнское, мальвазир[33].

Я. Дитц свидетельствует: «В самое последнее время особенно большое развитие в Сарепте получили …виноградарство, садоводство… Сарептский виноград отличался особой сладостью…». Если в XVIII в. виноградарство было малодоходным, в XIX- начале XX вв. «…частные обильные фруктовые и виноградные сады … давали владельцам значительные доходы…»[34].

Сын форштеера Сарепты Ф.Э. Лемана — Хуго Леман в своих записках писал, что из виноградников на Сарпе урожай винограда (мускат и др. сорта) большей частью посылался в больших ящиках в сарепскую оптовую торговлю (торговый дом) А. Симонсена в Санкт-Петербург[35].

Посетивший Сарепту в конце ХIХ в. журналист Лендер описывает сарептские виноградники: «…Беру влево и, достигнув окраины колонии, выше завода Глича и мыловаренного по Сарпе, и водяной мельницы, … далее передо мной пышные виноградники, растянувшиеся на …, целую версту…». 4 фунта Муската стоили 28 копеек, т.е. фунт около 7 копеек. Виноград продавался с возов прямо на улицах Сарепты по 5 копеек фунт. Большая часть хозяев имела небольшие виноградники[36].

Уже в ХVIII в. в Сарепте существовал питомник, где выращивались новые сорта винограда из других регионов. В XIX — нач. ХХ в. плодовой и виноградный питомник общины действовал в Чапурниковской балке.

Виноград выращивался в конце XIX — начале ХХ вв. как для собственного потребления, продажи в лавках, для торгового виноделия (вино для церкви, продажи в харчевне, рейнском погребе), так и продажи столовых сортов и вина в Санкт-Петербург, Саратов, Москву и Ригу.

Полив осуществлялся в верхних виноградниках на Ергенях в балках из родников, водопроводом, у Сарпы чигирями из пруда. В балках виноградарство было богарным (предположительно).

В конце XIX — начале XX вв. наиболее крупные частные виноградники принадлежали: семьям Глич, Лангерфельдам, Люкштедтам, Кретер, В. Карк, А. Бауэр, Кноблох, Гайер, Айзольд, Бидермайер. Вероятно, общинные сады пришли в запустение и отдавались в аренду.

[1]. Сад и виноградник Глича занимал площадь 4184 кв. сажени (ок.1,5 дес.). Орошение производилось чигирями из Сарепты. Виноград выращивался на шпалерах, на наклонных шпалерах, почти разостланных на земле. Под последними кисти вызревали плохо, шпалеры затенялись заплетенными виноградом ходами. 3а посадками ухаживал садовник-татарин. Виноград продавался, в сборе участвовала вся семья, даже дети. Сорта: Кишмиш, Толстокорый хранили до зимы, гроздья развешивали на веревке на чердаке.

[2]. В винограднике Бидермайера, расположенном рядом с фабрикой Глича, рос белый и голубой виноград. Полив вели из Сарпы чигирем.

[3]. Люкштедта (Лангерфельда) — 1 1/2 дес. находился на расстоянии 1- 1/2 верст от Сарепты при реке Сарпе, в степи, на хуторе. Основатель хутора Карл Николаевич Лангерфельд имел связи с бывшим директором Ботанического сада в Санкт-Петербурге- Э.Л. Регелем (в 1890-х гг. сад куплен Люкштедтом).

[4]. В саду Вольдемара Карка (3049 кв. саж.) всю площадь занимал виноград. Сорта В.В. Пашкевичем не названы.

[5]. Бауэр. Из 2201 кв. саж. (ок.1 дес.) большую часть занимал виноградник, сорта традиционные.

[6]. Из садового участка Василия Ивановича Кретера (5869 кв. саж.) 2 дес. занято виноградником. В 1901 г. он дал сбор более 600 пудов, 1903 г. — 300 пудов. Кусты были рассажены шпалерами, рядами, на 1 саж. ряд от ряда. Кусты развязаны на шпалерах, устроенных из горизонтальных и вертикальных планок, вторая или первая горизонтальные укреплены на столбах или колышках, воткнутых в землю и прикрепленных к горизонтальной планке на 1/2 аршина друг от друга. Самые старые лозы были посажены в начале ХIХ в. Один из таких кустов «Белого венгерского» винограда имел рукава длиной 10 аршин, а высоту шпалеры 2 1/2 аршин. В 1901 г. с одного куста собирали по 6 пудов кистей. Кусты в ряду по шпалере садились на расстоянии 6-8 аршин. Кусты высаживались в канавы шириной в 1 аршин и глубиной также 1 аршин, удобрялись золой, перегноем, опилками, через 3-4 года в междурядьях канавками зарывали навоз. Шпалеры были двух направлений: север — юг, восток — запад. С южной стороны грозди вызревали быстрее и лучше. Обрезку делали низко в 6-7 глазков. У Кретера возделывалось до 30 сортов винограда, среди них: Казбинский, Толстокорый, Сафьянный, Белый мускат, Розовый перл, Мускат синий, Кишмиш (кисть до 7 фунтов), Гутэдэль (шасла), Смирнский, Цица — Капра и др. Кусты на зиму закапывались в землю.

[7]. В саду Иоганна Бауэра все 1848 кв. саж. (ок. 0,7 дес.) занимал виноград.

[8]. Виноградник у Кноблоха — 3800 кв. саж. (1,5 дес.).

[9]. В саду у В. Гейера 692 кв. саж. были заняты виноградом.

[10]. Павел Ив. Бауэр (данные о винограднике отсутствовали).

[11]. Виноградник К. Айзольд был разбит по северному склону, вероятно на берегу Сарпы.

В. Пашкевич привел терминологию сарептян: «…основные сучья [т.е. «рукава»] куста — «Schenkel», росли в неопределенном количестве, смотря по силе роста. На каждом суку по 2-3 пенька (Zapfen) [плодоносный побег], с 6-7 глазками каждый, из коих выходят плодоносные ветви (Tragreben)[ однолетнеі побеги или лозы], развязываемые по шпалерам. Подрезку лоз и пеньков вели низко». Сорта казбинский, толстокорый поставлялись в Москву, Ригу, Санкт-Петербург[37].

Во время строительства железной дороги Царицын — Тихорецкая, в 1896-1898 годах, в полосу отчуждения попала часть виноградника Германа Августовича Блюер: 589 старых и 36 молодых лоз[38].

Наиболее крупных виноградников было 12, что составило 40% от числа садов — 30.

Соотношение количества и площади садов и виноградников*:

Число дворов Кол-во усадеб земли дес. Число садов усадеб Площадь садов Площадь виноградников
с. Сарепта 113 150 24 13 [ок. 7-10 дес.]
хут. Шёнбрунн 3 4 1/2 3 1
хут. Чапурники 2 4 2 2 1/2 6 дес.
Хут. Люкштедт 1 3 1 1 1/2 1,5 дес.
Всего 119 161 1/2 30 18 [ок. 14,5-17,5 дес.]

*Цифровые данные см.: Пашкевич В.В. Плодоводство в Саратовской губернии. СПб., 1908. Вып. 10. С. 317.

В.В.Пашкевич описывает в основном виноградники по р. Сарпе, причем они названы частными. Вероятно, община сдала эти земли в аренду. Нет указаний на судьбу старых общинных виноградников в овраге, у кладбища, двух на горах [Eргенях], у Шенбруна, Чапурпиковской балке (питомник общины). Возможно, часть их погибла или была продана частникам. Виноградник И. Вира и его жены перешел к его приемнику Яну, затем в 1850 г. к Ф.Г. Лангерфельду; К. Найтца после смерти в 1815 г. к его зятю И.К. Глич. Возможно, некоторые виноградники сменили хозяев, например Зайделя, И. Ничмана. Сад Кретера, вероятно был основан его дедом в нач. XIX в. Открывшийся в 1850 г. частный бальзамный и водочный завод Ф. Лангерфельда требовал в качестве сырья винный спирт. Известно, что здесь производились коньяк, водка, бальзам. До закрытия в 1860-е годы общинной винокурни, виноградный спирт получался здесь, также завод Лангерфельдов освоил выпуск этой продукции. Сырье [технический виноград] приобреталось на месте, на Дону.

Сарептские виноградники на Сарпе, Шенбруне, Чапурниковской балке существовали еще до 1930 — 1970-х годов. На карте Красноармейска 1930 г. отмечены плантации на обеих сторонах Сарпы, несколько чигирей, две на хут. Шенбрунн и еще 4 в районе бывшего хутора Гезундбрунн [Теплые Воды], на склонах выше ст. Сарепта). Последние виноградники Сарепты погибли во время зимних морозов в 1970 -е годы. [Автор и единомышленники Сергей Григорьевич и Алексей Сергеевич Веремеенко, объединив усилия историков и виноградарей, музейщиков и дачников, обратили внимание на частные коллекции виноградарей-любителей, хозяйств нашего края. Оказалось, что несмотря на то, что на рынок России, стран СНГ (Украина, Молдова) ежегодно выбрасываются сотни новых «комплексноустойчивых» товарных, дорогих, модных сортов, некоторые любители и даже фермеры (С. Абышкин) бережно сохраняют старинные дедовские астраханские (Белый, ) донские (Цимлянский чёрный, Красностоп Золотовский) и даже европейские сорта (Рислинг Рейнский) из Сарепты. К сожалению ряд уникальных сортов за годы советской власти был утрачен].

Примечательно, что Сарепту в начале XIX в. посещал и вероятно осматривал виноградники, основатель Никитского ботанического сада Х. Стевен. Виноградники Сарепты получали оттуда ряд сортов, как крымских, так и европейских, что подтверждается контактами К.Н. Регеля с Г. Лангерфельдом.

Сарептское виноградарство оказывало значительное влияние на развитие этой отрасли в регионе. Наиболее передовые хозяева приобретали в сарептском маточном питомнике саженцы, заимствовали опыт ухода, традиции сарептского виноградарства. Например, в Черноярском уезде нойон Ц.Д. Тундутов в имении Солянка заложил виноградник в 1620 сажен[39].

В Отрадненской волости на р. Царице, в начале XX в. находился сад и виноградник И.В. Краузе из Царицына. Виноградник велся на шпалерах, в рядах, шпалеры были из проволоки, натянутой вдоль рядов по столбам в 2 ряда, до высоты 1 1/2 аршина. К проволоке вертикально приставлялись колышки, образуя «шпалерный стеллаж» сарептского образца. Часть стеллажа была из гладких планок. Из сарептского питомника, И.В. Краузе приобрел такие сорта как Скороспелый, Кишмиш, Мускатный, Толстокорый, Черный. Виноградник занимал 600 кв. саж. Наемные сезонные рабочие с 25 марта по 15 октября за сезон, получали 180 рублей, поденные — 60-70 копеек в день. С 50 кустов винограда было получено в 1902 г. 200 пудов. Возраст кустов составлял 16 лет. На плантации насчитывалось 360 кустов винограда[40] .

Имеются факты о значительном влиянии распространении опыта сарептского виноградарства в селениях Камышинского уезда в начале ХХ в. Пропагандой традиций сарептян занималось Камышинское уездное земство, Департамент земледелия, В. Пашкевич, Я. Пенгерот, В.В. Швецов, любитель из Усть-Кулалинки — А.Шик. Последний побывал в Сарепте для приобретения практики и закупки саженцев[41].

В. Швецов, осмотревший сарептские виноградники в 1909 г., оставил их основательное описание в «Сельскохозяйственном Листке» Камышинского уездного земства. Виноградники были посажены по окраинам села под защитой заборов, построек и Ергеней по низинам, склонам.

Среди наиболее крупных виноградарей названы: Ф.Ф. Айзольт, А.Э. Бауэр, В.И. Крейдер.

Автор отмечал, что сарептский виноград обладает большим содержанием сахара благодаря легким супесчаным, суглинистым почвам. Большая часть плантаций была поливной. Статья проиллюстрирована фотографиями.

В. Швецов привел подробные данные по технологии ухода, по разведению винограда, размножению чубуками, уходу за школкой, обработке земли, посадке лоз, обрезке кустов, пасынкованию, обламыванию, откапыванию весной, поливке, удобрению, защите зимой, урожайности, назвал сорта винограда[42].

Перед революцией 1917 г. рост виноградарства отмечался во многих селениях Нижнего Поволжья: Антиповке, Камышине, Усть-Кулалинке и т.д. [43].

В заключение необходимо отметить, что для дальнейшего раскрытия темы требуются дополнительные архивные и полевые исследования. Недостаточно изучены агротехнические особенности ведения виноградарских хозяйств Сарепты, терминология виноградарства, орудия и навыки труда, сортимент лоз и т.д. Под вопросом остается использование и сохранение в Сарепте опыта виноградарства, немецких и европейских виноградарей, его соотношение с российской традицией. Следует проследить связи сарептян с донскими и крымскими виноградарями. На первом этапе (XVIII в.) виноградарство Сарепты являлось новой нетрадиционной отраслью хозяйственной деятельности колонистов. Большая часть переселенцев на родине не занималась сельским хозяйством, проживала не в виноградарских районах. Сарептяне использовали опыт, навыки традиции, сортимент лоз местных, астраханских и царицынских виноградарей, Садовой конторы. Община пыталась создать рентабельные, фермерские виноградарские хозяйства с наемным трудом, для торговли вином, столовыми сортами. Продолжительное время виноград поставлялся в Санкт-Петербург, Москву, Царицын, Ригу, Саратов. Община в силу небольших материальных, людских, земельных ресурсов не смогла превратить виноградарское хозяйство в передовую, развитую, товарную отрасль. Количество общинных плантаций постепенно сокращалось, отражая кризис общинного хозяйства Сарепты. К концу XIX столетия все общинные плантации оказались в частных руках. Тем не менее, в XVIII- XIX веках шел процесс накопления виноградарских знаний, опыта, складывания собственных виноградарских традиций, сортимента, агротехники, традиций виноделия. Частное виноградарство, поначалу носившее любительский, подсобный характер, постепенно превратилось в традиционное, хотя и не главное, занятие, появились династии виноградарей. Большая часть домовладельцев имела небольшие сады и виноградники, урожай из которых использовался для хранения и переработки (вино, кишмиш), для себя, излишки продавались либо на месте, либо сбывались оптом. Частные плантации переходили по наследству к детям, что вело к накоплению опыта, складыванию традиций сарептского виноградарства. Грамотные специалисты работали на сарептском питомнике и имели возможность закупать новые сорта, как в российских ведущих виноградниках, за границей, использовать их традиции и инновации в отрасли, рекомендации агрономов и ученых. Сарептские виноградари с конца XVIII века накопили собственный трудовой опыт, выработали технические приемы ухода за лозами, подобрали наиболее приемлемый сортимент винограда, способы переработки и хранения продукции, сформировали традиции сарептского виноградарства. Использовался опыт астраханских, кавказских, персидских, донских, царицынских, крымских, иностранных (германских, французских, итальянских, венгерских) виноградарей, приезжали на жительство колонисты из виноградарских провинций. На втором этапе (в XIX — начале XX вв.) расширился сортимент лоз, внедрялись собственные инновации (длина обрезки, формировка, развязка куста, вид шпалер и др.), растет число виноградников, количество сортов и лоз. Опыт, традиции сарептских виноградарей заимствовались и распространялись в Царицынском, Черноярском [Камышинском уезде, Малодербетском улусе] уездах. Таким образом, мы можем высказать предположение о складывании сарептского виноградарства, как традиционной хозяйственной деятельности части населения колонии в конце XVIII-XIX веков (традиционное занятие только для незначительного числа колонистов, исходя из общего числа хозяев). К сожалению, виноградники, традиции сарептского виноградарства, носители этих традиции были утрачены после революции 1917 года. Часть плантаций сохранялась до нашего времени, сортимент частично сохранился у местных любителей.

Сарептское виноградарство являлось важной отраслью сельского хозяйства, садоводства колонии в XVIII — XIX вв. Причем виноградники общины закладывались по типу фермерских хозяйств с коммерческо-товарным направлением для торговли столовыми сортами и виноделия. Сарептские виноградари сумели гармонично использовать опыт, традиции, навыки, агротехнику (полив, обрезка, формировка кустов), сортимент европейских, российских виноградарей, инновации в отрасли. Они выработали ряд собственных приемов в виноградарстве и виноделии, впервые подобрали и акклиматизировали новые для региона сорта европейской, астраханской, кавказской, персидской, крымской, донской селекции, создали питомник, снабжавший край саженцами.

Музей-заповедник с участием виноградаря С.Г. Веремеенко планирует создание историко-экспериментального виноградника, с винным подвалом и т.д. Изучение проблемы не закончено, предстоят архивные, полевые исследования в регионе, Санкт-Петербурге, Москве, Астрахани, Саратове, Гернгуте, Новочеркасске.

Аннотация:

В статье рассматривается история развития виноградарского хозяйства Сарепты в зоне рискованного виноградарства, на северной границе его южно-российского ареала. Подчеркивается первенство сарептян в создании товарного фермерского виноградарского хозяйства, превращении из любительского подсобного занятия в традиционный сельскохозяйственный промысел значительной части населения колонии. Отмечается, что виноградарство и виноделие превратились в товарную, рентабельную отрасль сельского хозяйства Сарепты. Благодаря усилиям виноградарей, виноделов, ученых колонии, в течении XVIII-XIX в. сложилась собственная «сарептская культура виноградарства». С учетом опыта южно-российской и европейской школ, почвенно-климатических условий Нижнего Поволжья, были выработаны свои приемы агротехники, традиции, инновации, терминология, сортимент лоз. Важное значение имеет опыт сарептян по акклиматизации, апробированию новых сортов и созданию коллекции винограда в регионе. Благодаря научным, экономическим контактам с центрами виноградарства в России и Европе Сарепта оказывала огромное культурно-историческое влияние на развитие виноградарства Нижнего Поволжья.

Приложение

Ассортимент сортов винограда колонии Сарепты, Царицына и Волго-Донского междуречья
Асманс хаузер, рейнский
Астраханский (местная селекция) скороспелый, Тонкокорый, Аг изюм
Белый мускат,
Бокальный, Казбинка,
Венгерский белый,
Венгерский чёрный астраханский
Винный донской чёрный
Гутедель, Гутэдэль (шасла)
Казбинский
Мозельский
Мускат синий,
Мускат белый душистый, Мускательный, Ладанный,
Мускат Венгерский
Кишмиш белый,
Кишмиш чёрный
Розовый перл,
Рислинг рейнский,
Риж-баба, Рито-бабай
Сафьянный, Казбинский красный
Смирнский,
Толстокорый, Толстокожий астраханский, Коз -Изюм
Цица — Капра
Черный простой астраханский

1. Олеарий А. Описание путешествия в Московию // Россия XV — XVII вв. глазами иностранцев. Лениздат, 1986. С. 331, 455, 459; Бруин К. Путешествия в Московию // Россия XVIII в. глазами иностранцев. Л., 1989. С.169; О разведении винограда и виноделии в России // Библиотека для чтения. 1850. Т. 99 (ХС1Х). СПб., 1850. IV. C. 1-16; Сабанщиков М. О водворении колонистов Саратовской губернии по Камышинскому уезду // Заволжский муравей. Ч. III. №3. Казань, 1832. С. 950;

2. Когитин В.В., Рыблова М.А. Немцы Поволжья. Быт и культура. Волгоград, 1997. С. 17; Лепехин И. Записки путешествия академика Лепехина // Полное собрание ученых путешествий по России. Изд. Императорской академии наук. Т. 3. СПб., 1821. С. 468-469;

3. Жалованная грамота императрицы Екатерины II, от 27 марта 1767 г., // Полное собрание законов Российской Империи. Т. 18. С. 61;

4. Glitsch A.O. Geschichte der Brudergemeine Sarepta in ostlichen Russland Wahrend ihres hundertjahrigen Bestehens. Nach arehibalis cher Knollen bearbeitch von 1865 disth were von A.Glitsch. Nisky, 1865. S. 46;

5. Гмелин С.Г. Путешествие по России для исследования трех царств природы. Ч. II. СПб., 1777. С. 42-43.

6. Архив МЗСС. Д. б/н. (ЦГАДА). Памятная записка уполномоченного общины евангелических братьев П.К. Фриза. СПб., 24 августа 1766 г. С. 11-16.

7. Schmidt H. Uberleick uber die Geschichte der Bruder Gemeine Sarepta von Heinz Schmidt. Konigsfeld den 30 August 1980. B. V. 48. S. 1;

8. Archiv der Bruder-Unitat. NBX. O. I. 21 (3) (13). Grundruss von Sarepta.

9. ЦГАДА. Ф. 283. Оп.16. Д. 75. Л. 249 об); Сведения губернатору Астрахани о жителях и ремеслах Сарепты. 1773 г.; Клаус А. К. Наши колонии. СПб., 1869. С. 79-90.

10. Archiv der Bruder-Unitat. Zehu Grundrisse von Sarepta Chronologisecher Reihe ucbst einer Karte des Sareptischcer Landes. NBX. L. II. 1774;

11. Glitsch A.L.Geschichte der Brudergemeine,… S. 65;

12. Pallas P.S. Bemerkunden auf einer Reise in die Sudlichen statthalterschraften des Russischen Reich in der in den jahren 1793 und 1794. E. Leipzig. 1799. S. 76-77; П.С. Паллас. Описание виноградных садов в Астраханской губернии // Труды ВЭО. Ч. LIV. Отд. VI. СПб., 1802 . C. 145-163;

13. Труды ВЭО. Ч. XIX, XLIX. Известия. СПб., 1794. С. 368 .

14. Труды ВЭО. СПб., 1796. Ч.1 // [Фик Д. и др.]Сарептские хозяйственные опыты и примечания. С. 233-234;

15. Archiv der Bruder-Unitat. R. 12.0. № 8.36 /1754 // Выписки из замечаний г-на Литвинова.

16. Труды ВЭО. СПб., 1798. Ч. III. L. II // Хозяйственные известия. 1795. С. 2, 301-303.

17. Archiv der Bruder-Unitat. Zehu Grundrusse von Sarepta… NBX. 2. III. 1781; Болтин И. Н. Хорография Сарептских целительных вод. СПб., 1782.

18. Archiv der Bruder-Unitat. R. 1. № 4. Указ Павла I 20 июня 1797 г.,

19. Hafa H. Die Brudergemeine Sarepta. Ein Beitrag zur Geschichte des Wolgadeutschtums won Dr. Phil. Herwig Hafa. Breslau, 1936. S. 94, 38, 92;

20. Archiv der Bruder-Unitat. Ведомость о числе душ Евангелической братской общины.1803. S. 1.

21. Archiv der Bruder-Unitat. Zehu… NBX. L.V. (1). 1800;

22. Hafa H. Die Brudergemeine Sarepta…S. 92-94;

23. Воейков А. Описание Сарепты // Северный архив. 1822. Ч. 1. № 1. январь. С. 57, 60 — 61.

24. Труды ВЭО на 1804 г. Ч. XXXVIII. Отд. XIX. СПб., 1804 // Известия. С. 110.

25. Воейков А. там же, С. 11;

26. Rose G. Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere auf Betehl Sr. Majestat des Kaisers von Russland im Jahre 1829 aus gefuhit von Humboldt, G. Ehrenberg und G. Rose. Berlin, 1842. S. 280;

27. Haugk F.W. Pilgerwege an der Band Gottes. Lebensgeschichte eines Argenamuten, von im felbst erzahlt. Neusalz. A. D. O., 1867. S. 411;

28. Archiv der Bruder-Unitat. Zenu… NBX. L. VIII (4). 1825; NBX. L. IX (2). 1835; NBX. L. X (2). 1865;

29. Нейгардт. Историко-статистические сведения о Сарептской колонии // Журнал МВД. СПб., 1838. № 5. XXVIII. С. 253.

30. Леопольдов А. Статистическое описание Саратовской губернии, составленное Андреем Леопольдовым, в двух частях. СПб., 1839. С. 71; Шениан И. О шелководстве, виноделии, садоводстве и др. предметах сельской промышленности в Саратовской и Астраханской губерниях // Земледельческий журнал. 1840. Ч. LIV. №4. С. 116;

31. Бэр К.М. Автобиография. Изд-во АН СССР. М.-Л., 1950.

32. Мордовцев Д. Л. Сарепта // Саратовские губернские ведомости. № 1, 4 января. 1858 г.

33. Babst A. Bericht uber der auf ennt halt des Grosfursten Thronfolgers Nicolai Alexandrowitsch in Sarepta am 23 Juli 1863. S. 25-29.

34. Дитц Я. История поволжских немцев — колонистов. М., «Готика». 2000. С. 449-450.

35. Lehmann H. Lebenslauf des am 30 August 1936 in Herrnhut entschlasehen Bruders Dr. Fil. Hugo Lehmann. S. 5.

36. Лендер. Сарепта // Европейская Россия. 1906. С. 367.

37. Пашкевич В.В. Плодоводство в России. Плодоводство в Саратовской губернии. Выпуск X. СПб., 1908. С. 317-321;

38. ГАРО. Ф. 26 (3302). С. 5. Д. 156 (68). Л.139.

39. Митиров А. Об имениях Тундутовых // Хальм Унн. № 355. 1991 г.

40. Пашкевич В.В. Указ. соч. С. 315-316.

41. Шик А. Виноградарство в селе Усть-Кулалинка // Сельскохозяйственный Листок Камышинского Уездного Земства.1909. №6. С.12-13; Пенгерот Я. Показательные насаждения винограда // Там же, С. 15; Пашкевич В. Что нужно для улучшения садоводства в Камышинcком уезде? // Там же, №2. С. 5; ГАВО. Ф. 298. Оп. 1. Д. 87. ЛЛ. 1-104 / Прошения крестьян по устройству показательных виноградников. 1911.

42. Швецов В. Из поездки по виноградникам // Сельскохозяйственный Листок…1909. №7-11;

43. В.З. Виноградарство в Саратовской губернии // Весь Саратов. Саратов, 1925. С. 289-290;