Деревянное хлебно блюдо

Хлеб наш насущный…

«Хлеб вскормит, вода вспоит»… Именно от этого простого мучного изделия зависела жизнь наших предков. По общепринятой теории своему названию хлеб обязан греческим мастерам, которые выпечку в горшках определенной формы именовали как «клибанос». Со временем в языковой культуре утвердился всем нам известный «хлеб».

Главным хлебом наших предков считался ржаной, или черный хлеб. Изредка, когда были урожая ячменя, примешивали к ржаной муке яичную. По роду выпечки и сорту муки черный хлеб мог быть пеклеванный, заварной, подовый, обдирный и др. Ценился он большей питательностью, сытностью и, что немаловажно, своей дешевизной. Праздничным хлебом население считало пшеничный, или крупичатый белый хлеб. Его ели в основном зажиточные слои населения да члены царский семей. Выпекали из пшеничной муки преимущественно калачи и булки.

Вкус хлеба определяли помол муки и ее просеивание. Различали решетный хлеб из муки, просеянной через решето, и ситный хлеб из муки, просеянной через сито. Хлеб из непросеянной муки, или плохо очищенного зерна именовали пушным, или мякинным. По специальному заказу выпекали «боярский» хлеб. Для его выпечки использовали муку особого помола, свежее масло, и не перекисшее молоко, а в тесто добавляли пряности.

Хлеб либо покупался у булочника, либо выпекался хозяйками в домашних печах. В основном предпочитали кушать свежий хлеб, а из зачерствевшего часто сушили сухари, которые употребляли потом для изготовления различных кушаний и напитков.

«Стол – ладонь Богородицы, подающей нам хлеб». Так говорили наши предки. К тому же это мучное изделие считали Божьей благодатью и жертвенной пищей. На столе, как на алтарном престоле, полагался хлеб, и клали его в особые деревянные круглые блюда. Часто на них бы вычерчены слова из молитвы «Отче наш»: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь».

Деревянное хлебно блюдо диаметром 31 см располагается на этнографической экспозиции «Дом нижневолжского крестьянина» в музее-заповеднике «Старая Сарепта». Оно принадлежало когда-то мастеру по дереву Кнетель Ивану Филипповичу.