Жаркое лето в Сарепте

Основатели Сарепты в 1765 году, во главе с форштеером Д. Фиком и И. Вестманом, не имели представления о почвенно-климатических условиях Астраханской губернии, Нижнего Поволжья. В последующие годы переселенцы прибывали из разных земель Германии (Саксонии), Чехии, Силезии, из Эльзаса, Баварии, Померании, из Лифляндии, с более умеренным континентальным, мягким влажным климатом. Вместо зеленых хвойных и лиственных лесов, рощ и лугов, полноводных речек, и ручьев в августе 1765 года они увидели пустынные степи и Ергенинскую возвышенность выжженные засухой и солнцем, суховеями и песчаными бурями, небольшую пересыхающую летом речку Сарпу, редкие купы одиноких деревьев и кустарников. Поэтому они были рады, когда обнаружили несколько родников с ручьями у подножия Ергеней и лесистых балках-Шёнбруннской, Чапурниковской, Каргачьей, и др.

Позднее от Горного и Шёнбруннского родников, заключенных в срубы-каптажи с надстройками в колонию были подведены два самотечных водопровода в деревянных и керамических трубах. Вода отстаивалась в каптажах и пропускалась через фильтры. Их построили и содержали все взрослые жители колонии. На площади Сарепты устроили центральное водохранилище-распределитель с насосами с фонтаном. От него по улицам и в усадьбы хоровых, общинных и семейных домов и ремесленных заведений расходились отдельные линии водопровода. В определенных местах на улицах и подворьях (на постоялом дворе, у мукомольной мельницы, у лавок и торгового дома, у пивоварни и пивной лавки, винокуренного завода, пекарни и пр., аптеки) были устроены колонки с насосами, каптажи с фонтанами и желоба для водопоя скота, каменные подземные резервуары с крышками для хранения воды на случай засухи и пожаров.

Даже в самую сильную жару летом поступавшая в резервуары и колонки родниковая вода была прохладной и хорошо утоляла жажду жителей и приезжих гостей.

Уже в второй половине XVIII — в XIX вв. Сарепту называли «зеленым оазисом» в калмыцкой степи. Она была окружена со всех сторон зелеными садами с цветниками и виноградниками. По реке, на окраинах и усадьбах, окружена лесополосами и аллеями вдоль площади и улиц. Рядом находилась плотина и водохранилище на Сарпе. Все насаждения регулярно поливались утром и вечером, что приносило прохладу и создавало микроклимат внутри поселения, на усадьбах и на хуторах, хозяйственных домах (постоялый двор с харчевней, пивная лавка и пивоварня, Рыбацкий двор, Форверк, хутор Шёнбрунн и др.)

В первые годы, в период адаптации, наиболее тяжело переносили летнюю жару и зной без дождей, засуху, суховеи, когда дул раскаленный южный ветер – дети, пожилые люди и уроженцы Лифляндии, у них часто случались солнечные тепловые удары и в такие дни они просто без сил лежали в прохладных помещениях. Им давали пить прохладную воду, чай, морсы, смачивали головы влажными полотенцами.

Мастера ремесел, с подмастерьями, наемными работниками старались начать работу в общинных, частных, хоровых мастерских и заведениях рано утром в (6.00 — 7.00 часов), до жары. Затем делали перерыв на обед и отдых, могли сходить искупаться на Сарпу в купальне, принять ванну в летней кухне или летнем душе. Затем вновь работали, в 17.00 часов пили чёрный чай и кофе с молоком, «степной» чай из трав, со сдобной выпечкой и ситным, горчичным хлебом и джемом. Хозяйки в семейных домах, повара и дежурные в хоровых столовых и в харчевне постоялого двора варили и охлаждали компоты из свежих фруктов и ягод, готовили и прохладные морсы, соки. Работа в мастерских продолжалась допоздна и потом наступало время отдыха, ужина, вечернего богослужения в кирхе и домашней молитвы. Для русских наемных работников, солдат и казаков сарептской крепости была построена купальня на Сарпе и срубная русская баня с печью-каменкой. Дети подростки, дети и старики рано утром удили рыбу на Сарпе и на прудах. Когда становилось жарко и рыба плохо ловилась, купались и плавали в мелких местах выше плотины, катались на лодках под присмотром воспитателей и взрослых, загорали. В жару дети отдыхали в тенистых садах в усадьбах, часто пили воду и умывались прохладной водой.

Жажду колонисты утоляли родниковой водой, местным сарептским ячменным пивом, сваренным в пивоварне, домашним арбузным пивом, виноградными винами смешанными с водой, морсами, соками, водой с лимоном, водой с ломтиками фруктов. Также охотно пили черный чай с молоком и «степной» чай, чёрный или с молоком кофе, кофейный напиток из обжаренных и смолотых в порошок зерен ячменя, корня цикория, семечек арбуза, вишневых косточек и пр. Прохладительные напитки хранили в ларях со льдом в погребах ледниках. Также колонисты покупали на рынке у русских крестьян и мещан кислое молоко, у татар айран, у калмыков чиган, иногда варили во дворах калмыцкий чай с молоком, который хорошо утолял жажду. Хорошо утоляли жаду холодные сладкие супы на основе компота с лапшой или клёцками. Позднее иногда колонисты готовили русскую ботвинью с кусочками рыбы и льда.

В жару при поездках и выходах колонисты вместо плотных тёмных суконных сюртуков, камзолов, льняных рубашек часто надевали легкие бухарские халаты из полосатого хлопка и шелка, рубашки из сарпинки и легкие восточные сапоги. В колонии в жаркую погоду взрослые и дети надевали легкую одежду(платья, рубашки, брюки, чулки из белой или светлых тонов, хлопчатобумажной ткани, ситца, сарпинки и др. Голову покрывали широкополыми шляпами.