Калмыки

БЕСПОКОЙНЫЕ СОСЕДИ

Калмыки Большой орды, с которыми сарептяне имели оживленные торговые отношения, тем не менее, не признавали границ владений, травили хлебные поля и сенные покосы и рубили лес сарептян. Жалобы общины привели к тому, что хан орды дал Сарепте охранительную грамоту, хотя грамота помогала мало. Помимо калмыков Сарепте угрожали набеги кавказских племен: кубанских татар и кабардинцев, которые в 1769 и 1771 годах доходили до окрестностей Сарепты. Немалой угрозой Сарепте были и волжские разбойники, вооруженные шайки которых почти беспрепятственно хозяйничали на Волге и грабили население, а также бродившие в Заволжье киргиз-кайсацкие барантовщики.

Такая опасность вынудила братство окопаться с трех открытых сторон глубокими рвами и обнестись валом, с палисадами и 6 малыми батареями. Кроме того, из Царицына было прислано 12 орудий с прислугой, так что Сарепта представляла маленькую крепость. Содержать гарнизон этой крепости, понятно, стоило Сарепте немалых денег, но содержать его было необходимо, в чем сарептяне скоро убедились на деле.

ОТ НАБЕГА СПАСЛА ОТТЕПЕЛЬ

Отношения между калмыками и сарептянами не всегда были мирными. Так, в январе 1771 г. в Сарепту прибыл зайсанг Тохмут и сообщил о намерении Большой (Торгутской) орды покинуть пределы России и переселиться в Китай, предварительно разграбив все поселения, расположенные между Царицыным и Астраханью, включая Сарепту.

Торгутский тайша Бамбур намеревался, в частности, захватить в рабство и увести в Китай сарептского врача, ремесленников и всех работоспособных мужчин. Тохмут сообщил также о твёрдом намерении Малой (Дербетской) орды сохранить верность российской короне. «Это, — отмечал Х. Зутер, — были действительно мрачные для нас дни и часы, потому что мы не знали, когда и с какой стороны на нас нападут». Однако внезапно наступившая оттепель вызвала таяние льда на Волге. Данное обстоятельство не позволило калмыкам мятежной Торгутской орды переправиться на её правый берег и атаковать Сарепту.

Бегство богатой и многочисленной Торгутской орды имело тяжёлые последствия для Сарепты. «Легко понять, — писал Х. Зутер, — что из-за бегства калмыков колония потеряла выгодные перспективы в отношении экономики». «Торговля, — отмечал А. Глич, — получила смертельный удар и никогда больше не процветала так, как прежде». Потеря рынка сбыта привела к резкому сокращению объёмов ремесленного производства.