Правила для поселения в России Братства Евангелического Общества

Приглашая иностранцев селиться в России, Екатерина II в своем манифесте 22 июля 1763 года обозначила для их привлечения особые льготные условия: свободу вероисповедания, свободу внутреннего самоуправления, освобождение колоний от уплаты всех налогов и несения всех повинностей на срок 30 лет; ссуду на строительство жилых домов, приобретение сельскохозяйственного и ремесленного инвентаря и т.д.

Однако, для Братского Союза гернгутеров этих общих условий было недостаточно. Они хотели добиться для своей будущей колонии особых условий. Для этого представители Братского Союза Лорец и Лауриц потратили не один месяц на переговоры с российским правительством и в конечном итоге они добились своего.

На основе этих переговоров Екатерине II был представлен и ею утвержден документ, озаглавленный «Правила для поселения в России Братства Евангелического Общества». Эти «Правила» определяли административно-экономические условия жизни Сарепты. Они включали 12 пунктов.

Прежде всего «Правила» оговаривали условия владения землей колонистами Братского Союза. Здесь повторялось требование о невозможности отчуждения отведенной колонистам земли в пользу третьих лиц, содержащееся в докладе Г.Г. Орлова «О размежевании земель, назначенных для поселения выезжающих иностранцев» от 19 марта 1764 года. Вместе с тем на гернгутеров не распространялось положение о выделении 30 десятин на семью – отведенную им землю они могли распределять по своему усмотрению. Также на гернгутеров не распространялся порядок наследования недвижимости, установленный тем же докладом Орлова, по которому имущество переходило младшему сыну. Основателям Сарепты было дано право следовать своему порядку наследования, установленному Братским Союзом. Согласно этому порядку имущество наследовалось по завещанию, при его отсутствии – переходило к родственникам, при их отсутствии – поступало в собственность общины. И хотя в этом порядке не было ничего экзотического, сам факт оставления гернгутерам Сарепты принятого в их организации порядка наследования недвижимости означает серьезную уступку им.

Внутреннее самоуправление Сарепты также было оставлено на их усмотрение. Как и во всех других колониях гернгутеров, самоуправление в Сарепте осуществлялось по уставам Братского Союза. Администрация селения назначалась дирекцией Братского Союза в Гернгуте. Полиция и суд (по административным делам) избирались из числа колонистов. Они должны были «чинить суд и расправу» по установленным правительством законам, но контролировались только губернатором Астраханской губернии. Уголовные дела не входили в юрисдикцию суда Сарепты, впрочем, за всю историю ее существования как колонии Братского Союза до 1892 года в Сарепте не было зарегистрировано ни одного уголовного преступления.

Как и прочие иностранные колонисты сарептяне освобождались от военной и гражданской служб, от налогов и повинностей на 30 лет. Сроком начала отсчета «льготных лет» было установлено 1 января 1767 года – предполагаемая дата окончания строительства колонии. Согласно манифесту 1763 года по окончании льготного периода колонисты должны были уплачивать все налоги и нести повинности на общих основаниях с другими русскими подданными. Агент же Братского Союза П.К. Фриз добился здесь исключения для Сарепты. Натуральные повинности для этой колонии были заменены ежегодными денежными выплатами. Это было обусловлено традицией гернгутских миссионерских колоний во всем мире – они старались максимально ограждаться от несения гражданских обязанностей в стране пребывания.

Опять же по настоянию П.К. Фриза размеры налогов и платы за освобождение от натуральных повинностей были установлены уже в «Правилах для поселения в России Братства Евангелического Общества» 1765 года, так как по словам П.К. Фриза «ни на что неизвестное они поступить не намерены». Налоги, подлежащие уплате сарептянами через 32 года, были установлены на базе действовавших в то время окладов для государственных крестьян, без учета возможных изменений стоимости денег. Всего, с учетом денежной замены натуральных повинностей, сарептяне должны были платить в казну 25 копеек с десятины удобной земли.

Также согласно «Правилам» колонисты Сарепты получали исключительное право, в изъятие из государственной монополии, изготовлять алкогольные напитки для собственного употребления и для останавливающихся в колонии гостей и проезжих. Поскольку это было особое разрешение, не даваемое другим иностранным колониям, Сарепта должна была платить за эту привилегию подати, установленные «Правилами», с самого начала своего существования.
«Правила для поселения в России Братства Евангелического Общества» были по просьбе сарептян подтверждены в жалованной грамоте Екатерины II, подписанной 27 марта 1767 года.

Этот документ стал как бы охранной грамотой для сарептских гернгутеров. При каждой смене руководства России гернгутеры заботились о том, чтобы их права вновь и вновь подтверждались каждым новым правителем России. Так было при воцарении Павла I, Александра I, Николая I. И лишь только при Александре II гернгутеры потеряли все свои привилегии в ходе общей реформы самоуправления царя-реформатора.